Москва, Большой Саввинский пер., д.9, стр. 3
Москва, Большой Саввинский пер., д.9, стр. 3
| Страшное оружие русского солдата — штык

Страшное оружие русского солдата — штык

«Пуля — дура, штык — молодец»! Кому не известно это знаменитое суворовское высказывание? Вот только слова Александра Васильевича вырваны из контекста, а потому несколько вольно интерпретированы. На самом деле легендарный полководец имел в виду кое-что другое: от солдата требовалось беречь боеприпасы, вести прицельный огонь и, разумеется, умело работать штыком.


С петровских времен, с превращения русской армии в регулярную армию европейского образца, без штыка не обходились. Штык являлся необходимым элементом вооружения — особенно учитывая, что оружие XVIII века (да и первой половины XIX) было кремневым, дульнозарядным, отличавшимся не только «мешкотностью» заряжания, но и сравнительно слабой меткостью. После нескольких залпов поле боя заволакивало дымом настолько, что прицельная стрельба делалась и вовсе почти невозможной. В этих условиях штыковая атака становилась решающим моментом боя, позволяющим опрокинуть линию пехоты противника (как мы помним, в то время рассеять подразделение врага — значит, уничтожить его боеспособность).

Самые первые штыки петровских времён представляли собой багинеты — в европейских армиях они известны со второй половины XVII века. Такой штык с игольчатым клинком имел деревянный черенок-рукоять, по команде вставлявшийся прямо в ствол ружья. Это создавало определённые неудобства: вести стрельбу со вставленным в ствол багинетом было невозможно. Поэтому уже с 1709 года багинеты стали заменяться штыками, надевавшимися на ствол.


Такой штык не мешал ни стрельбе, ни перезарядке ружья; его игольчатый клинок имел традиционно трехгранное сечение (плоская сторона была обращена к стволу). Шейка чуть отводила клинок от линии ствола; ружьё с примкнутым штыком можно было перезаряжать, не боясь покалечить руки. Чаще всего штык располагался справа от ствола: это делалось для удобства при штыковом бое (хотя встречаются варианты и с левым, а позже и с нижним расположением).

Исторически сложилось так, что именно штык с игольчатым клинком стал в российской армии долгожителем. Впрочем, на протяжении XVIII и даже первой половины XIX века это характерно для всех европейских армий. Но с принятием на вооружение скорострельных систем (сначала капсюльных, потом под унитарный патрон, а ещё позже с появлением магазинных винтовок) большинство армий Европы перешли к использованию штыков с ножевыми клинками. Такие штыки появлялись и у нас — использовали их егеря, вооруженные штуцерами; но в силу своих специфических задач примыкали они их к своему оружию нечасто.

В европейских странах переход к штыкам с ножевым клинком связан с постепенной отменой в армии тесаков. В отечественной армии от тесаков тоже постепенно отказались, отсюда и стремление совместить два вида оружия (тесак и штык) в одном «флаконе». Правда, дальше экспериментальных образцов дело не очень продвинулось: и винтовки Бердана, и винтовка Мосина имели игольчатый четырёхгранный штык (естественно, разных образцов).


Нельзя сказать, что игольчатый штык лучше штыка с ножевидным клинком. Он имеет определённые преимущества: легче пробивает суконный мундир или шинель, после ранения таким штыком противник часто умирает от внутреннего кровотечения, так как края раны сходятся. Зато его нельзя использовать отдельно от винтовки ввиду отсутствия полноценной рукояти.

Первую Мировую войну российская армия встретила с винтовкой Мосина. Она имела четырехгранный штык (с ним и пристреливалась) и прекрасно показала себя на полях сражений. Грани штыка не затачивались: острый его кончик имел плоскую заточку, как у узкой острой стамески (некоторые считают, что это предполагало использование штыка в качестве отвёртки, что неверно). Позиционная война вызвала к жизни различные модификации штыка, предназначенные для прорыва проволочных заграждений: крючки для сдёргивания проволоки, подобие ножниц для её резки, насадки, позволяющие перебить проволоку выстрелом.

В Красной Армии винтовка прошла модернизацию (в 1930 году), незначительные изменения получил и штык (кнопочную защелку вместо хомутика). С появлением на вооружении самозарядных винтовок, получивших клинковые штыки вместо игольчатых, предполагалась постепенная замена ими винтовок Мосина. Но начавшаяся война внесла свои коррективы... «Мосинка» и игольчатый штык вновь показали себя с лучшей стороны. Вообще, штык — знаковое оружие. Это своего рода символ решимости идти в бою до победного конца.


Источник изображения: wikipedia.org

Последний игольчатый штык прилагался к опоздавшему на войну карабину Симонова —впрочем, большая часть этих карабинов имела уже клинковые штыки.

С принятием на вооружение автомата Калашникова к игольчатым штыкам больше не возвращались: штык постепенно модифицируется и превращается в нож, пригодный и для боя, и для резки проволоки. Остался он в армии до сих пор, хотя с распространением бронежилетов, развитием вооружения и тактики боя возможностей для применения у него остаётся все меньше. Несмотря на это, в армии ему обеспечена ещё долгая жизнь.

Просмотров 241
Выберите рассылку
SSL