г. Москва, Кутузовский проспект, д.18
г. Москва, Кутузовский проспект, д.18
| Советы от эксперта: как могут обмануть коллекционера?

Советы от эксперта: как могут обмануть коллекционера?

Люди по природе своей доверчивы. Некоторые ведь верят в то, что им говорят по телевизору... Коллекционеры — невидимая, но органическая часть общества, которой не чуждо ничто человеческое. Просто у них — своя специфика. Настоящий коллекционер должен понимать: в коллекционировании нет понятия «дорого» или «дёшево», есть «подлинное» и «не подлинное». Иначе — прямой путь в инвесторы, вроде всем известного олигарха, оскорбившегося чувствами за то, что швейцарский дилер посмел заработать с него денег. А на выходе — отбил продажей одной картины всю коллекцию, и всё равно недоволен. Чего человеку не хватает, спрашивается? Это я к тому веду, что стоимость антиквариата — понятие условное: он стоит ровно столько, сколько за него готовы платить в настоящий момент. А этот момент весьма относителен: на российского никелевого олигарха всегда может найтись дубайский нефтяной принц с резьбой.


Фото из свободного источника

Отечественная действительность устроена так, что коллекционер (как и любой иной гражданин) может ждать подвоха в любой момент и... с любой, к сожалению, стороны. Главная (и основная) головная боль коллекционера — подделки. Подделки могут быть разного уровня: от примитивных копий до творений экстра-класса —главное, чтобы игра стоила свеч, ведь на кону, подчас, огромные деньги. Раньше в этом отношении было проще: вот этот Георгиевский крест — серебряный, а значит, настоящий; а вот этот — литой из олова, значит — подделка. Сейчас всё сложнее. Подделка может быть изготовлена из серебра вырубным штампом, но настоящей от этого она не станет. Коллекционеру следует постоянно заниматься самообразованием, изучая все возможные нюансы своего увлечения. И так — во всём... Картина третьеразрядного (но дорогого!) русского художника может оказаться произведением европейского мастера с поддельной подписью (это дешевле, чем рисовать картину «с нуля»). Времена оловянных Георгиевских крестов прошли примерно тогда, когда за них могли и спросить. Помнится история, рассказанная одним из знакомых дилеров, соответственно, помнящим 90-е. Был некий человек (ну, мнэ, скажем, Полуэкт), широко известный в узких кругах: торговал эмалевым серебром — для того времени высокий полёт! Это было время, когда только появились в обиходе зарубежные подделки: сейчас клейма на них показались бы нам смешными, а эмали тусклыми, но тогда (в отсутствие интернета и экспертов) вполне сходили за настоящие. Естественно, у него был постоянный покупатель — из «остепенившихся» новых русских, сменивших ствол и малиновый пиджак на солидный бизнес. Квартирку Полуэкт купил, только въехал... Но — вечерний звонок в дверь, на пороге — двое крепких ребят с чемоданом: «Мы от Ивана Петровича. Это ваше? Он просил передать, что через месяц пришлёт за деньгами, которые вам заплатил». А дальше — уважаемый в узких кругах человек бегал по клубу коллекционеров, брал на комиссию некие предметы, тут же продавал их за пятую-десятую часть от цены (которую потом отдавать — со своими разберемся ведь потом!), лишь бы собрать искомую сумму. Сейчас такое немыслимо: время малиновых пиджаков и спроса за предметы кануло в лету, но научило дилеров (заодно и экспертов — они же по совместительству тоже дилеры) простому правилу: долгосрочное сотрудничество немыслимо без доверия. Мало того, что продажа подделок отягощает карму: она портит репутацию и лишает клиентуры. Тем не менее, коллекционер всё равно рискует наступить на грабли.


Орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия 4-й степени за выслугу лет. Копия

Предмет может оказаться подделкой. Наличие/отсутствие экспертизы не влияет на подлинность.
Экспертиза может быть сделана на подлинный предмет, а прилагаться к его копии (особенно этим любят грешить региональные дилеры).
Поскольку эксперт по совместительству является дилером (чаще всего), он в состоянии отговорить коллекционера от покупки хорошего предмета у стороннего продавца аргументами:

  • предмет поддельный;
  • предмет сборный;
  • предмет является совсем не тем, что заявлено продавцом;
  • предмет мне не нравится.

Коллекционер должен понимать, что без помощи сторонних экспертов он не может обойтись; но он должен стремиться к тому, чтобы достичь уровня знаний эксперта —настоящие коллекционеры так и делают. Они прислушиваются к чужому мнению, но, как говорится, своя голова за плечами тоже имеется. Коллекционирование ради развлечения и хобби могут позволить себе далеко не все: коллекционирование — это ещё и серьёзная инвестиция серьёзных денег. Главный принцип коллекционирования — «все сомнения в пользу сомнений». Иначе — удивительную коллекцию можно собрать!


Изображение из свободного источника

Безусловно, подделки — враг любого коллекционирования. Известны случаи, когда подделки «убивали» целую процветающую отрасль коллекционирования. Взять, к примеру, филателию. Во времена моего детства у каждого мальчишки было по альбому почтовых марок; спросить коллекционеров постарше — какая самая дорогая марка на свете? Конечно, «Британская Гвиана»! В середине 1980-х последний владелец, помнится, оценивал её в миллион долларов... Это, пожалуй, сейчас все пять — с учётом инфляции. Кто сейчас купит её за десятую часть от заявленной стоимости? Ответ: никто! Думаете, электронная почта, айфоны, WhatsApp и отказ от бумажных писем в конвертах убили тему? Нет, это были лишь последние гвоздики в крышку гроба... Развитие множительной техники в 1990-е: вот что погубило её на корню! Если подделка неотличима от оригинала, то чем она хуже?


Изображение с сайта bigpicture.ru

Правда, подделки имеют и иную сторону: это явление — одно из двигателей коллекционирования. Не будь индустрии подделок, коллекционирование (многих, многих тем!) давно умерло бы. Вот собирает человек наградное оружие: ну мало, мало его на свете, ничтожно мало (как дифлопе, не знаю, не пробовал, но знаю, что мало его и дорогое). Соберут всё — и умрёт тема. А так — глядишь, всем желающим хватит: не даром, конечно — в очередь, сукины дети, в очередь! Поэтому — самообразование и только самообразование. И, конечно, выход на уровень — участие в выставках и прочих иных общественно полезных мероприятиях: современный коллекционер — человек публичный. И уважаемый — не только в узких кругах!

Просмотров 9
Выберите рассылку
SSL