г. Москва, Кутузовский проспект, д.18
г. Москва, Кутузовский проспект, д.18
| Почему церковь была против зазубренных клинков?

Почему церковь была против зазубренных клинков?

Пожалуй, самый экзотический образец европейского холодного оружия — меч с пламенеющим клинком, известный как фламберг. В классическом варианте это тяжелый двуручный меч с развитой гардой и волнообразным клинком. Именно наличие волнообразного пламенеющего клинка является определяющим для этого вида оружия (поскольку подавляющее большинство обычных двуручных мечей имело прямой клинок без волнообразной заточки).


Изображение из свободного источника

Классический фламберг появляется в конце XV века и получает наибольшее распространение в XVI веке. Это оружие пехотинца: именно в германских землях в конце того же XV века появляются первые отряды ланскнехтов, созданные императором Максимилианом по образцу швейцарской пехоты. Изначально ландскнехты находились на императорской службе, но в ходе многочисленных войн XVI века часто нанимались к тому, кто больше заплатит. Некоторые пехотинцы были вооружены внушительных размеров двуручным мечом с пламенеющим клинком.


Источник изображения: Википедия

Мнение о том, что такой меч играл лишь церемониальную роль, давно отвергнуто как несостоятельное: никто не станет таскать в бою тяжелое ненужное подобие меча архангела Михаила — бросит и заменит чем-то более эффективным.

Фламберг, безусловно, был весьма эффективным оружием, но столь же несостоятельно мнение о том, что наемники-ланскнехты были вооружены им поголовно. Такой меч — оружие дорогое, и для работодателя очень накладно давать его всем в руки: дешевле (и эффективнее) нанять лишнюю дюжину копейщиков.


Изображение из свободного источника

Существует (и тиражируется) мнение о том, что фламберг был проклят католической церковью то ли как исчадие преисподней, то ли как негуманное оружие. На самом деле, документальных подтверждений этому нет. В то чудесное время почти не прекращающихся войн о гуманизме задумывались лишь редкие и не по веку светлые головы: большинство участников событий предпочитали помолиться, покушать и отправиться на обычную работу — резать друг дружку. Как правило, церковь предпочитала не вмешиваться в техническую сторону процесса (как говорится, кесарю — кесарево, а слесарю — слесарево). Была, конечно, известная попытка в XIII веке осудить арбалет как неподобающее христианам оружие (разумеется, в случае использования его против единоверцев), но там была веская причина: вооруженный арбалетом простолюдин легко мог поразить из него одоспешенного благородного рыцаря (а это уж, как говорится, совсем ни в какие ворота).


Изображение из свободного источника

Если даже Папа и поминал недобрым словом пламенеющий клинок, то скорее проклиная его недружественных безбожных носителей. И это недоброе пастырское слово может относиться уже к следующему, XVII веку с его Тридцатилетней войной, когда классический меч-фламберг постепенно выходит из употребления. Разумеется, сам пламенеющий клинок никуда не исчезает (глупо отказываться от эффективного изобретения), просто изменяется само оружие. Если во второй половине XVII века и встречается такой клинок, то он легче своего предшественника, как правило, это тяжелая шпага, предназначенная для удержания одной рукой. Оружие это в то время становится все более редким.


Шпага государственного чиновника обр.1855 года, Россия

К слову о церковном проклятии: фламберги до сих пор в ходу у швейцарских гвардейцев, охраняющих тот самый Ватикан. И, разумеется, Папа в курсе. Теперь это церемониальное оружие, и туристам (даже иноверцам) ничего не угрожает.


Швейцарские гвардейцы. Источник изображения: Википедия

А вот народная молва — это вам не церковное проклятие... Даже в гуманном XVI веке пленного наемника могли понять, простить и отпустить (а лучше перенанять к себе на службу), но это зачастую не касалось владельцев фламбергов. Их откровенно не любили за то, что их мечи оставляют рваные, плохо заживающие раны, в условиях тогдашней медицины чаще всего смертельные. Поэтому и убивали в случае пленения значительно чаще. Да и экономическую составляющую никто не отменял — меч дорогой, цены немалой, проще снять с бесчувственного тела... Лучше с трупа: с покойника — какой спрос?

Отголоски этой нелюбви к зазубренным клинкам дожили до ХХ века. Многие авторы упоминают о том, как в годы Первой мировой гибель при попадании в плен грозила солдатам, имевшим зазубренный штык. Никому не было дела, что штык с пилой на обухе положен не штатным садистам, а каким-то телефонистам, артиллеристам... Не иначе, это отголоски мрачной наследственной памяти поколений: а гены, как известно, пальцем не задавишь.

Просмотров 12
Выберите рассылку
SSL