г. Москва, Большой Саввинский пер., д.9
г. Москва, Большой Саввинский пер., д.9
| Герой или предатель? Кто же на самом деле Стессель

Герой или предатель? Кто же на самом деле Стессель

«На то, значит, воля Божья...». Этой запоминающейся фразой Николай Второй отреагировал на известие о сдаче Порт-Артура. Это событие, безусловно, одно из звеньев цепи поражений, понесённых русской армией в войне с Японией 1904-1905 годов.


Порт-Артур, 1904 год. Источник изображения: ru.wikipedia.org

Вся эта война полна странностей. Главная из них — что известия о военных неудачах и поражениях по мере того, как они доходили до Петербурга, волшебным образом превращались в громкие победы русского оружия. Тем горше было прозрение, когда вместе с поражением в войне наружу стала проглядывать неприглядная правда. Общество негодовало, задаваясь извечными русскими вопросами «Кто виноват?» и «Что делать?». И на первый вопрос ответы, как обычно, находились гораздо чаще, чем на второй.

Один из самых известных эпизодов той войны — оборона Порт-Артура. Город вошёл в состав России вместе со всем Квантунским полуостровом на правах аренды в 1898 году, всего за несколько лет до начала военных событий. Всё, построенное на этом месте китайцами до нашего прихода, было передано русской стороне в целости и сохранности (включая орудия и боеприпасы — вопрос решился положительно при помощи взяток китайским чиновникам и генералам). Решено было укрепить порт и создать вокруг него защищенный район, но работы эти к началу войны не были завершены даже наполовину. Сейчас, конечно, понятно, что русская сторона сильно недооценивала японцев, но в то время (особенно из далекой столицы) большинству чиновников военного министерства они казались вчерашними дикарями. Да и на карту посмотреть: сколько той Японии и где она? Пятнышко на карте, плюнуть да растереть.


Порт-Артур, 1904 год. Источник изображения: ru.wikipedia.org

Но вернемся к Порт-Артуру, события вокруг которого с началом военной кампании разворачивались стремительно. Уже 23 апреля 1904 (по старому стилю) город был отрезан от сообщений с основной манчжурской армией, а в середине июля японцы вышли на ближайшие подступы к крепости. Мы сознательно не будем пересказывать основные события: город выдержал четыре штурма, пережил тяжести осады и гибель эскадры. Он был сдан японцам 23 декабря 1904 года.

Единоличное решение о сдаче принял генерал-адъютант Анатолий Михайлович Стессель. С него и спрос...

Вся оборона Порт-Артура — сплошной конфликт между командованием. На должность коменданта Порт-Артурского укреплённого района Стессель был назначен благодаря командующему А.Н. Куропаткину; комендантом Порт-Артурской крепости был генерал Константин Николаевич Смирнов. По мере осады и продвижения японцев укрепрайон сильно сократился: фактически руководство обороной города, крепости, порта оказалось в руках Стесселя (Смирнова он «подчинил себе, как старший по званию»). Стессель не был выдающимся командующим — он был обычным среднестатистическим генералом своего времени. Нужно сказать, что в большинстве русские генералы той войны были примерно одного уровня: звёзд с неба никто из них не хватал. Но примерно таковы были и наши противники, иначе японцы не упускали бы стратегических возможностей и не несли бы в той войне бессмысленно жестоких потерь.


А.М. Стессель, 1905 год. Источник изображения: ru.wikipedia.org

Можно ли считать основной причиной сдачи Порт-Артура то, что запертое в осаждённом городе командование не могло поделить власть и не всегда согласовывало друг с другом свои приказы? Пожалуй, нет.

Порт-Артур к началу войны — маленькая, недостроенная крепость. Она и так продержалась очень долго, и могла бы продержаться ещё, на момент сдачи обладая запасами продовольствия и боеприпасов, которым полвека спустя защитники Брестской крепости могли бы только позавидовать...

Но это была совсем другая война! Русско-Японская война — пожалуй, последний военный конфликт с нашим участием, в котором враждующие стороны ещё хоть как-то соблюдали правила ведения военных действий. И генералы той войны мыслили иначе, Стессель в этом отношении не исключение. Они видели войну как своего рода череду шахматных партий, не представляя себе общей картины: вот эту выиграл, а ту — проиграл... И тотальной жестокости та война не знала: плен — со всем положенным довольствием и правами, а не хочешь в плен — дай подписку, что больше не будешь участвовать в военных действиях и отправляйся домой. Стессель понимал, что с гибелью флота дальнейшая оборона Порт-Артура утратила значение, и свою шахматную партию видел проигранной — не задумываясь о её значении в масштабах всей войны. По всей видимости, он не видел смысла в дальнейшем сопротивлении. Между тем в штурмах Порт-Артура японцы потеряли более ста тысяч человек, а для небольшой Японии это ощутимая цифра. И моральное значение сдачи крепости для русской армии было очень чувствительным.


Крейсер «Паллада», оборона Порт-Артура. Источник изображения: ru.wikipedia.org

Стессель принял решение о капитуляции единолично и скоропалительно, без согласования с Военным советом — генералами и офицерами крепости, руководившими своими участками обороны. Он мотивировал это отсутствием времени: японцам необходимо было дать ответ до вечера, а созывать совет —долго (хотя переговоры о сдаче инициировал сам). Но отметим: никто из членов Военного совета, узнав о переговорах с врагом, не обвинил Стесселя в предательстве, не сделал попытку отрешить его от командования, арестовать за трусость. Все обвинения были высказаны уже после войны, когда Стессель в 1906 году был уволен со службы и предан суду.

На суде он настаивал на невозможности крепости дальше выдерживать осаду и опасении, что в случае отказа от сдачи японцы устроят в городе резню (подобно той, какую они устроили за 10 лет до того, вырезав всех жителей и защитников тогда ещё китайского города). Но создаётся впечатление, что генерал несколько лукавил: ресурсы для обороны у крепости были, запасов тоже хватило бы ещё на полтора-два месяца. Вопрос в том, что помощи осаждённому Порт-Артуру ждать было неоткуда: его либо сровняли бы с землей во время пятого-шестого штурма, либо пришлось бы согласиться на капитуляцию через несколько месяцев. Стессель не стал ждать.

За это современники упрекали его в трусости (хотя этого качества в нём не было замечено ни в русско-турецкую войну, ни в китайском походе). Вот только современники наблюдали войну из прекрасного петербургского далека, среди же самих участников обороны Порт-Артура мнения разделились: кто-то называл Стесселя предателем, кто-то заявлял, что был счастлив служить под его началом. И если отбросить трусость и оставить некомпетентность и бездарность... К сожалению, эти качества присущи доброй половине генералов на любой войне.


Японский генерал Марэсукэ Ноги и A. М. Стессель (оба в центре). Источник изображения: ru.wikipedia.org

Военно-уголовный суд в 1908 году приговорил генерала к расстрелу за сдачу крепости без приказа и то, что он не употребил к её защите всех имеющихся у него средств. Николай II заменил расстрел десятью годами заключения в крепости, а спустя год с небольшим и вовсе помиловал. Всё же фигура Стесселя если и тянула на козла отпущения, то на виновника всех бед России в той войне — вряд ли.

Поговаривали, что Стессель сдал Порт-Артур за миллионную взятку, полученную от японцев. В дальнейшем это даже нашло отражение в художественной литературе. Генерал, конечно, не был военным гением (мягко говоря), но денег наверняка не брал. В этом моменте страшно другое: общество доросло до мысли, что русский генерал способен сдать город за взятку. И сдача Порт-Артура, и дело Стесселя стали одними из первых звонких гвоздиков в крышку гроба династии Романовых.

Просмотров 345
Выберите рассылку
SSL