Российская газета: Реставратору военного мемориала в Подмосковье грозит шесть лет тюрьмы

23.04.2014 06:39:00
Суд по делу о хищении немецкой самоходки, установленной на мемориале героям-саперам. Реставратору военного мемориала грозит шесть лет
Российская газета//22.04.2014
Текст: Иван Егоров
Фото: Иван Егоров/РГ 

В среду в городском суде Волоколамска объявят приговор по экзотическому и прецедентному в истории России делу о хищении немецкой самоходки, установленной на мемориале героям-саперам. 
На скамье подсудимых - молодой, но уже известный московский историк, реставратор, меценат и коллекционер антикварного оружия и танков - Дмитрий Бушмаков. Его обвиняют в том, что еще в 2011 году во время реконструкции мемориала воинам- саперам на 114-м километре Волоколамского шоссе он заменил оригинальную немецкую самоходку "Штуг" на новодельную. Точнее, как считают в прокуратуре, он "заменил часть деталей на неоригинальные, что повлекло за собой фактическое уничтожение основного фрагмента памятника истории и ущерб на общую сумму около 4 миллионов рублей". 
Накануне гособвинитель Валерий Локотков попросил для 33-летнего Бушмакова ни много ни мало шесть лет колонии строгого режима. Решение прокурора повергло в шок как обвиняемого с его защитой, так и немногих присутствовавших на процессе зрителей, в том числе корреспондента "РГ". 
Признаюсь честно: за многолетнюю практику судебного журналиста с таким необычным и интересным процессом я сталкиваюсь впервые. Во-первых, я никогда не видел, чтобы все свидетели обвинения - двадцать с лишним человек- дали показания в защиту обвиняемого, полностью опровергая построенную следствием версию. Даже прокурор после очередного допроса свидетеля не выдержал: "Это все какие-то неправильные свидетели - они все только в защиту говорят". Во-вторых я никогда не читал такого фантастического обвинительного заключения, в котором как данность приводятся исторические факты и технические подробности, которые, мягко говоря, противоречат не только науке, но и здравому смыслу. Например, в обвинительном заключении есть показания местного жителя, который якобы катался на самоходке, когда ее достали из болота. Более того аккумулятор "дал искру и завел двигатель" - это уже все в деле, и это даже не научная фантастика. Но обо всем по порядку. 
Каждый, кто проезжал 114-й километр Волоколамского шоссе у деревни Строково, наверняка видел памятник-мемориал "Взрыв" 11 воинам-саперам Панфиловской дивизии, погибшим в ноябре 1941 года. В центре композиции - германская, времен 2-й Мировой войны самоходная артиллерийская установка (САУ) "Штурмгешутц-3" - в простонародье самоходка "Штуг". К 2011 году, то есть к 70-летию битвы под Москвой, весь мемориал представлял собой довольно печальное зрелище и пришел в полную негодность. Вандалы украли гранитные плиты и бронзовые венки и исковеркали металлические лучи взрыва. Окопы превратили в мусорные ямы. Не менее плачевно выглядел и установленный на мемориале в 1982 году "Штуг", покрашенный зеленой заборной краской, с обрубленной пушкой и заваренными жестяным профнастилом люками. 
Перед 70-летием битвы под Москвой было принято решение восстановить все военные памятники. 

- Что-то смогли отремонтировать за счет бюджета города, на что-то выделили деньги из фонда "Победа", а вот на ремонт мемориала саперам денег у города уже не осталось, - рассказал корреспонденту "РГ" бывший глава Волоколамска Василий Шулепов. По его словам, когда составили смету реставрации памятника, вышло без малого пять миллионов рублей. Местные строительные фирмы насчитали вообще семь. Но за свой счет никто браться за это не хотел. Об этом узнал Дмитрий Бушмаков, на счету которого к этому моменту было несколько восстановленных и подаренных музеям уникальных танков. 
Он предложил администрации Волоколамска восстановить мемориал "Взрыв" за свой счет. Город согласился. В итоге была проведена экспертиза, которая рекомендовала "при проведении ремонтно-реставрационных работ по возможности исправить несоответствия для придания этой части памятника реального исторического образа". В качестве поощрения Бушмаков попросил поставить памятную табличку, кем восстановлен мемориал. А еще заключил с горадминистрацией договор, что реставраторам достанется то, что находится в заваренном корпусе "Штуга". Сказано - сделано. В мае 2011 года самоходку отвезли на реставрацию в Москву. Правда, внутри ничего, кроме мусора, не оказалось - все, что можно было снять и вырезать из машины, - вырезали еще до момента установки на постамент - это подтвердил "РГ" и командовавший подъемом "Штуга" из тверских болот полковник инженерных войск в отставке Владимир Волков. 
В конце июля "Штуг" вернули на место. После реставрации он приобрел новый вид, именно так он выглядел при выпуске его в 1941 году. Бушмакову и благотворителям, среди которых, например, был и Валдис Пельш, реставрация обошлась в 3 миллиона рублей. Правда, местные жители обомлели - "это не наш танк, а чей-то чужой - наш был обычной заборной зеленой краской выкрашен, а этот темно-серый с эмблемами вермахта, новой пушкой и новой башней". Тут же пошли обращения рассерженных горожан в прокуратуру и полицию. И завертелся маховик. 
Следователи привлекли видного эксперта в лице бывшего главного хранителя музея ВОВ на Поклонной горе Сергея Монетчикова, который сообщил, что всего таких "Штугов" осталось в мире только два - один был до реставрации в Волоколамске, второй на Поклонной горе. На основании этого заявления были проведены сравнительные экспертизы, которые показали, что металл у "Штугов" действительно разный. Из чего следствие сделало вывод, что волоколамская самоходка - подделка. Однако на суде вскрылась правда: "Штуг" на Поклонной горе вовсе и не "Штуг", а макет, сделанный неизвестно кем и как. Кстати, табличка о том, что это макет, появилась сразу после увольнения Монетчикова из музея. 
Еще одно заблуждение эксперта и следствия - это "уникальность" сохранившегося "Штуга". Как оказалось, их в мире сейчас больше 100 и только в России как минимум четыре. Причем почти все в музее бронетехники в Кубинке, но эти машины следователи почему-то не стали исследовать и сравнивать. Им было достаточно экспертизы Монетчикова, который, как выяснилось на суде, вообще не является экспертом в области "Предметы техники (автомобили, мотоциклы, вооружение и военная техника)". Более того, как оказалось, не имеет и лицензии оценщика, а ведь именно на его показаниях следствие заявило сумму украденного в 100 тысяч евро. На вопрос адвоката Алексея Кицы, "откуда уважаемый эксперт взял эти цифры", Монетчиков честно признался - "в Интернете". Между тем один из последних "Штугов", причем на ходу, был куплен в Англии одним из коллекционеров за 10 тысяч фунтов стерлингов. 
Зато волоколамская самоходка, по версии прокуратуры и следствия, потянула аж на 100 тысяч евро. Причем не вся, а лишь детали. Следствие признало, что реставраторы поставили на самоходку много недостающих оригинальных деталей. Так что же якобы украл Бушмаков, если самоходка после реставрации заняла свое место на постаменте памятника? По версии следствия - отдельные детали, в том числе бронеплиты корпуса. Причем не просто украл, а заменил их на аналогичный новодел. То есть на те же самые плиты толщиной 30 и 50 миллиметров, только новые. 

- Сделать аналогичные новые детали стоит в десятки раз дороже, чем купить старые, - рассказал корреспонденту "РГ" Роман Алымов, танковый эксперт из бронетанкового музея в Кубинке. 

Правда, прокурор Локотоков за весь процесс так и не поверил в то, что Бушмаков ничего не украл и безвозмездно восстановил мемориал. 

- Зачем вы свои миллионы тратили, ведь можно было бы двумя бутылками краски обойтись и покрасить танк? - спрашивал он подсудимого. 

Бушмаков объяснил, что у него успешный бизнес, он много жертвует на благотворительность или просто работает за идею. 

- Дмитрий, если бы ты знал, чем все это закончится и что тебе будет грозить реальный срок, отказался бы от восстановления памятника? - спрашиваю у Бушмакова. 

- Мне не за что стыдиться, я восстанавливал памятник не немецким танкистам, а советским героям-саперам. 

Да, и самое интересное: в ходе судебного следствия так и не был доказан факт хищения, а главное корыстный умысел реставратора. Более того, к сегодняшнему приговору в деле не осталось потерпевшей стороны - Минкультуры Московской области заявило, что памятник, оказывается, не стоит на его балансе, а принадлежит городу. Городские власти, в свою очередь, отказались признавать себя потерпевшими и заявили, что не имеют никаких претензий к Бушмакову. То есть это фактически означает, что если по делу о хищении никто не признан потерпевшим, то не может быть и самого дела.

11

Список новостей