+7 (495) 694 07 00
г. Москва, Большой Саввинский пер., д.9
+7 (495) 694 07 00
г. Москва, Большой Саввинский пер., д.9
| Военный антиквариат: находка для историка или предмет роскоши?

Военный антиквариат: находка для историка или предмет роскоши?

Говоря о военном антиквариате, мы подразумеваем под этим всё, что имеет непосредственное отношение к военной истории человечества: униформу, оружие, знаки различия, снаряжение, награды и даже военную технику. В своем большинстве эти предметы сочетают в себе множество замечательных свойств. Тут и эстетическая сторона вопроса (чаще всего эти предметы очень красивы), и удовлетворение любви и тяги к оружию (свойственной сильной половине человечества), и эмоциональный фон (позволяющий владельцу мысленно перенестись в другую эпоху), и материальная сторона вопроса (как правило, действительно редкие и значимые предметы крайне недешевы), и инвестиционная (как долгосрочное вложение капитала с отложенной прибылью).

История любой страны была бы бедна без предметов старины: человек устроен так, что любой исторический текст воспринимается в том числе и через призму предметов, служивших современникам изучаемых событий. Поэтому свидетельства материальной культуры минувших эпох так важны для историка.

Раздумывая о том, что же действительно уникального из области военного антиквариата можно было бы привести в качестве примера, хотелось бы рассмотреть мундир барабанщика роты дворцовых гренадер, изготовленный в начале ХХ века (на подкладке мундира уцелел квадратный штамп «РДГ 1906»). Также следует упомянуть и о сложном процессе его реставрации.

В роте дворцовых гренадер состояло всего 117 человек, из которых один-единственный был барабанщиком и носил подобный мундир. Также в роте было два мальчика-флейтиста в подобных мундирах, но они были рядового, а не унтер-офицерского звания.

В роту удостаивались назначения отличившиеся в боях нижние чины, бывшие определенное количество лет на сверхсрочной службе или отставные, личный контингент роты формировали заслуженные солдаты, в большинстве своем Георгиевские кавалеры.

Совершенно уникальное подразделение. Можно было бы подумать о древних ветеранах, отправленных монаршей милостью «на дожитие» поближе ко дворцу, в теплую казарму, как в богадельню. Но, изучая портреты и сохранившиеся фотографии, понимаешь, что речь идет о полноценной боевой единице, выполнявшей хоть и церемониальные, но военные функции. Глядя на бородатые добродушные лица стариков гренадер, идущих, к примеру, за Императором во время крестного хода при освящении храма на месте гибели Александра II, становится ясно: случись что, они вполне смогут либо его защитить, либо умереть. А рассматривая крупные групповые фото и одиночные портреты, тем более укрепляешься в мысли, что сами старики свою службу видели уж точно не как почетный пенсион, а как полноценную военную службу. Гордились ей? Безусловно! Любили ее? Безусловно. И вряд ли мыслили себя без службы: придя в армию крестьянскими юношами и проведя в армии всю молодость, зрелость, а теперь вот и старость, их не могла не греть мысль о собственной нужности и полезности Государю.

Итак, мундир барабанщика «Золотой роты» — мундир гвардейского лацканного типа. Он напоминает по своей форме мундиры тамбур-мажоров гвардейских пехотных полков, но имеет основные отличия, в первую очередь во внешнем виде галунной обшивки, использовавшейся только в этой роте, более тонком дорогом пошивочном материале - касторе; отличаются и нашивки за выслугу лет на рукаве в виде трех золотых «галок» из полуштабского галуна, которые были обязательны для всех в роте дворцовых гренадер. Нагрудный лацкан, полностью затянутый пришитыми к нему и соединенными друг с другом галунами, у данного мундира сделан расстегивающимся посередине на крючках (типичное отличие РДГ от гвардии, где лацкан был пристяжным на пуговицах). Пуговицы пришиты вглухую. Рукава обшиты галунами «на музыкантский манер», что традиционно для более ранних мундиров, а к середине XIX века и позднее осталось только у тамбур-мажоров в некоторых гвардейских полках, а также у барабанщика и флейтистов роты дворцовых гренадер.

Сами галуны, которыми богато обшит мундир, изготовлены из вызолоченного серебра с красным шелковым просветом, в отличие от «стандартных» металлизированных галунов для армии и гвардии. Чудо, что в революционные годы из-за серебряных галунов мундир просто не порезали, чтобы сжечь галуны и сдать в лом. Эта судьба, к сожалению, постигла большинство расшитых серебром военных мундиров и церковных облачений.

Любуясь, без преувеличения, одним из самых ярких из русских мундиров, почти сплошь расшитым серебряным и золоченым галуном, хочется задаться мыслью, каким же был его владелец? Рост примерно 186–188 сантиметров: для того времени — просто великан. Довольно широкие плечи. Крепкий был старик. На груди мундира — петли от двух длинных наградных колодок (это понятно, в роту других и не брали — только отличных храбростью и примерного поведения). Ну, допустим, половина наград, как сказали бы сейчас прагматичные потомки, «юбилейки» — в память коронации, в память прежнего Императора. Но вторая половина - вполне себе боевые награды, Георгиевский крест, а то и не один, может — за отличие в боях на Кавказе или войнах с турками, а может (если писарь был ленив) — «за разновременные отличия».

Так и хочется пофантазировать: уцелей Романовы на российском троне до сего дня, сохранилась бы рота? Может, мы бы сейчас увидели на церемониях не мальчишек из Кремлевского полка, а заслуженных стариков в фантастически нескромной, по сегодняшним меркам, форме? Неизвестно. Хотя — как раз таки все известно. Нет ни трона, ни Романовых. Старики из «Золотой роты», те из них, кому повезло дважды — не только попасть туда служить, но и пережить революционное лихолетье, давно дожили свой век. Говорят, кому-то и трижды повезло: удалось дожить жизнь во дворце — истопником или дворником.

А мундир вот остался. Каким чудом уцелел — неизвестно. Видно, очередная комиссия не пойми из какого погорелого театра, но с мандатом в кармане, отбирала вещи для реквизита, и он приглянулся — красивый, добротный, не рваный. Эх, вот беда: не нужен мундир, не старорежимные пьесы же ставить в театре, кто на них смотреть-то будет? Но костюмеры — люди находчивые во все времена: да ведь ежели тут распороть, там отрезать, а вот сюда пришить — вполне приличная ливрея получится, не стыдно в такой барского слугу на сцену выпустить. И выпускали, пока не пошили на замену что-то новенькое, а старый мундир оказалось проще забыть в дальних залежах костюмерной, чем списать и утилизировать. А в начале 1990-х не стало и театра, да и вовсе стало не до театра, сколько их закрылось по случаю крушения очередной империи. И вновь уцелел, красавец.

Красавцем, правда, его назвать можно было уже с натяжкой. Безжалостно перелицован, отрезаны полы, пришиты фалды. Восстановить мундир из этого состояния, на первый взгляд, невозможно (повреждена грудь, укороченная «юбка» разрезана на куски, воротник выдран и имеются лишь остатки его галунной обшивки, нет обшлагов, крыльцев, погон) — так казалось всем.

Основная сложность для реставрации в том, что невозможно найти «правильные галуны. Они делались только для Золотой роты, а все сохранившиеся мундиры роты известны: один, принадлежавший Императору Николаю II, находится в ГИМе, другой (из старой коллекции М.Порая) — в частных руках в Москве, но оба они — не унтер-офицерские. Они полностью комплектные, и на них нет необходимого для унтер-офицерского мундира галуна. К пущему огорчению выяснилось, что на нашей планете никто не берется изготовить галуны из серебра, по причине отсутствия технических возможностей, поэтому в итоге пришлось смириться с современной позолотой. После очень дорогой разработки, с пятой попытки реставраторам удалось получить такие галуны, которые были действительно близки к исходному образцу, хотя и ярче оригинала. Весь уцелевший материал юбки, остатков обшлагов, кантов, воротника, миллиметры и сантиметры ткани мундира и сохранившихся галунов были пересчитаны с максимальной точностью, для аккуратного последовательного воссоединения в общую слаженную картину. В итоге мы видим мундир унтер-офицера барабанщика роты дворцовых гренадер практически в том виде, в котором он был более ста лет назад. Видя фото «до» понимаешь, что работа удалась. И второго такого мундира в музейных и частных коллекциях нет и больше не будет.

Просмотров 268
Выберите рассылку
+7 (495) 694 07 00
SSL