Погоны обер-офицерские Уральского казачьего войска РИА. Белое металлизированное поле, малиновый просвет, малиновая основа, кант (малиновый). Россия, копия

Артикул: 107128
1 500 руб. | 33,3 USD | 30 EUR
Погоны для обер-офицеров Уральского казачьего войска Русской Императорской Армии.
Копия высокого качества. Белое металлизированное поле, малиновый просвет, малиновая основа, кант - малиновый.

Качественная копия.
Мы можем изготовить любые типы погон нижних чинов, офицеров, подпрапорщиков, зауряд-прапорщиков и т.д. Русской Императорской армии, Русского Императорского флота, Русской Императорской гвардии и т.д.  

Ура́льские каза́ки (ура́льцы) или Ура́льское каза́чье во́йско (до 1775 года и после 1917 года — Яи́цкое каза́чье во́йско) — группа казаков в Российской империи, II по старшинству в казачьих войсках. Размещаются на западе Уральской области (ныне северо-западные области Казахстана и юго-западная часть Оренбургской области), по среднему и нижнему течению реки Урал (до 1775 — Яик). Старшинство войска с 9 июля 1591 года, в этот месяц Яицкие казаки приняли участие в походе Царских войск против Шамхала Тарковского. Войсковой штаб — Уральск (до 1775 года назывался Яицкий городок). Религиозная принадлежность: большинство — православные христиане, но есть единоверцы, старообрядцы, мусульмане (до 8 %) и буддисты (ламаисты) (1,5 %) Войсковой праздник, войсковой круг 8 (21 по новому стилю) ноября, день св. Архангела Михаила.

Символика
Одно из полковых знамен уральских казаков (образца 1883 года) представляло собой темно-синее полотнище с малиновой каймой и изображением Архистратига Михаила[3]. Одно из знамен было вывезено в Австралию и в XXI веке возвращено в Россию (Оренбург). Соответственно уральские казаки носили синие мундиры и фуражки, а околыши и лампасы у них были малиновые.

История
Ранняя история
В 1584 году несколько сотен донских и волжских казаков захватила земли Ногайской Орды вдоль реки Яик. В числе их предводителей называются Матвей Мещеряк и атаман Барабоша. Другая версия углубляет историю яицких казаков на столетие, но связывает их предков с Доном и атаманом Гугней[6]. В соседстве новых поселенцев кочевали некоторые татарские семейства, отделившиеся от улусов Золотой Орды и искавшие привольных пажитей на берегах того же Яика. Сначала оба племени враждовали между собою, но впоследствии времени вошли в дружелюбные сношения: казаки стали получать жен из татарских улусов. Сохранилось поэтическое предание: казаки, страстные к холостой жизни, положили между собой убивать приживаемых детей, а жен бросать при выступлении в новый поход. Один из их атаманов, по имени Гугня, первый преступил жестокий закон, пощадив молодую жену, и казаки, по примеру атамана, покорились игу семейственной жизни. Скорее всего, эта легенда имела под собой реальные основания, до самого XIX века уральские казачки ставили в церквях свечи в память о бабушке Гугнихе. Живя набегами и захватами чужих земель, окруженные племенами, желавшими отомстить и отбить свои земли, казаки чувствовали необходимость в сильном покровительстве и в царствование Михаила Федоровича послали от себя в Москву просить государя, чтоб он принял их под свою высокую руку. Поселение казаков вдоль Яика было завоеванием, коего важность была очевидна. Царь обласкал новых подданных и пожаловал им грамоту на реку Яик, отдав им её от вершины до устья и дозволяя им набираться на житье вольными людьми. Число их час от часу умножалось. Они продолжали разъезжать по Каспийскому морю, соединялись там с донскими казаками, вместе нападали на торговые персидские суда и грабили приморские селения, убивая всех, кто сопротивлялся. Шах жаловался царю. Из Москвы посланы были на Дон и на Яик увещевательные грамоты. Казаки на лодках, ещё нагруженных добычею, поехали Волгою в Нижний-Новгород; оттоле отправились в Москву и явились ко двору с повинною головою, каждый неся топор и плаху. Им велено было ехать в Польшу и под Ригу заслуживать там свои вины, а на Яик посланы были стрельцы, впоследствии времени составившие с казаками одно племя.

Стенька Разин посетил яицкие жилища. По свидетельству летописей, «казаки приняли его как неприятеля. Городок их был взят сим отважным мятежником, а стрельцы, там находившиеся, побиты или потоплены». Изначальным центром поселений казаков на Яике был находившийся в устье реки Илек Кош-Яик. Казаки в основном занимались рыболовством, а также добычей соли, охотой. Войско управлялось кругом, который собирался в Яицком городке. Все казаки имели подушевое право на пользование угодьями и участие в выборах атаманов и войсковой старшины. С 1591 года русское правительство привлекало яицких казаков для охраны юго-восточных границ захваченных земель и военной колонизации, разрешая им вначале приём беглых[7] (в 1891 году Войско торжественно отмечало 300 лет служения московскому царю, по этому случаю был заложен храм Христа-Спасителя). В 1632 году была произведена первая перепись яицких казаков, которых оказалось около 900 душ. После этого на Южный Урал начали попадать и другие нерусские группы для освоения и колонизации[9], среди которых особенно массовой группой были шведские военнопленные времён Северной Войны.

Яицкие казаки приняли участие в Хивинском походе 1717 года князя Бекович-Черкасского, из которого мало кто вернулся (для Войска по переписи 1723 года показавшей чуть больше чем 5000 человек, 1500 погибших было серьёзной потерей).

В 1718 году правительство назначило атамана и его помощника; часть казаков объявлена беглыми и подлежала возврату на прежнее место жительства. В 1720 году произошли волнения яицких казаков, которые не подчинились приказу царских властей о возврате беглых и замене выборного атамана назначенным. В 1723 году волнения были подавлены, руководители казнены, выборность атаманов и старшины упразднена, после чего войско оказалось разделённым на старшинскую и войсковую стороны, в которой первые держались правительства, как гарантирующего их положение, вторые требовали вернуть традиционное самоуправление.

В 1748 году была введена постоянная организация (штат) войска, разделённого на 7 полков; войсковой круг окончательно утратил своё значение

Пугачёвское восстание
Недовольство новыми порядками вызвало Яицкое казачье восстание 1772 года и участие яицких казаков в Крестьянской войне 1773—1775 годов. Восстание 1772 года, в отличие от Пугачёвского, мало известно. Глухое упоминание о нём встречается в «Капитанской дочке» Пушкина, когда при первой встрече Петруши Гринёва с самозванцем, тот в придорожном трактире обсуждает с хозяином тайным языком поражение казаков. В январе 1772 года в Яицкий городок прибывают генерал-майор фон Траубенберг и капитан гвардии Дурново с отрядом. Разбирая различные тяжбы и провинности, фон Траубенберг без раздумья подвергает порке казаков, не привыкших к такому обращению с собой. Немудрено, что гнев вылился в бунт, пришедший отряд правительственных войск и сам фон Траубенберг буквально были порублены на куски, а заодно досталось и войсковому атаману Тамбовцеву, пытавшемуся защитить генерала[11].

В мае 1772 года оренбургский генерал-губернатор Рейнсдорп снаряжает карательную экспедицию для подавления бунта. Генерал Фрейман рассеял казаков, возглавляемых будущими пугачёвскими генералами И. Пономаревым, И. Ульяновым, И. Зарубиным-Чикой, и 6 июня 1772 года занял Яицкий городок. Затем последовали казни и наказания, зачинщиков, которых сумели схватить, четвертовали, прочим рвали ноздри, отрезали языки и уши, клеймили лбы.

Край в ту пору был глухой, поэтому многим удалось скрыться в степи на отдаленных хуторах. Последовал указ Екатерины II — «Сим высочайшим повелением запрещается до будущего нашего указа сходиться в круги по прежнему обыкновению».

В Яицком городке, в крепости Михайло-Архангельского собора разместили постоянный гарнизон во главе с комендантом подполковником Симоновым и капитаном Крыловым, отцом будущего баснописца Ивана Андреевича Крылова.

Начало восстания в 1773 году было по сути продолжением предыдущего, так как репрессиями царское правительство лишь загнало недовольство вглубь и при первом же поводе оно вновь вырвалось наружу, теперь уже вылившись в настоящую войну, в ходе которой к казакам присоединились «инородцы» — башкиры, казахи, и огромная мужицкая Россия. Слух о том, что в землях войска скрывается «царь Пётр Фёдорович», не убитый своей «жёнкой» (Екатерина II), а выживший и нуждающийся в помощи для возвращения на престол, бродил по Яику с весны 1773 года. Большинство знавших беглого донца Пугачёва, конечно, знали правду. Казаки, особенно те, что прятались по хуторам после 1772 года, только ждали повода к выступлению, и самозванец такой повод им дал.

Поход начался 17 сентября 1773 года, из Бударинского форпоста (ныне посёлок Бударино Западно-Казахстанской области) к Яицкому городку направились около 200 человек, и, хотя город взять не удалось, часть казаков, направленных навстречу восставшим, перешло на их сторону. Казаки, поддержавшие «государя амператора Петра», были основной военной силой Пугачёва, одержали вместе с ним ряд первых побед, взяв по дороге к Оренбургу крепости Рассыпную, Нижнеозерную, Татищевскую, без боя Чернореченскую крепость, затем Каргалинскую (Сеитову) слободу и Сакмарский городок, в течение полугода безуспешно осаждали Оренбург, в это время армия самозванца непрерывно пополнялась отрядами крестьян, уральских заводских рабочих, башкир, татар, калмыков, казахов. В ноябре казаками во главе с Овчинниковым и Зарубиным-Чикой была разбита экспедиция под командованием генерал-майора Кара.

В это же время в Яицком городке под командованием атамана М. П. Толкачева начинается осада крепости Михайло-Архангельского собора — «ретраншмента». В начале января 1774 сюда же подошёл отряд атамана А. А. Овчинникова, а вслед за ним приехал и сам Пугачёв. Он взял на себя руководство боевыми действиями против осажденной городовой крепости, но после неудавшегося штурма 20 января вернулся к своему войску под Оренбург. В самом конце января Пугачёв снова появился в Яицком городке. Казаки, желая покрепче привязать его к войску, женили царя на молодой казачке Устинье Кузнецовой, после свадьбы поселив их в доме бывшего войскового атамана А. Н. Бородина. Пугачёв собирает войсковой круг, на котором войсковым атаманом избрали Н. А. Каргина, а старшинами — А. П. Перфильева и И. А. Фофанова. В том же месяце атаман Овчинников предпринял поход в низовья Яика, к Гурьеву городку, штурмом овладел его кремлем, захватил богатые трофеи и пополнил отряд местными казаками, приведя их в Яицкий городок.

В марте 1774 года у стен Татищевой крепости войска генерала П. М. Голицына нанесли поражение повстанцам, Пугачёв отошёл к Бердской слободе, остававшийся в крепости Овчинников прикрывал отход пока не кончились пушечные заряды, а потом с тремя сотнями казаков прорвался через неприятельские цепи и отошёл к Нижнеозерной крепости. В середине апреля 1774 казаки, возглавляемые Овчинниковым, Перфильевым и Дехтяревым, выступили из Яицкого городка против бригады генерала П. Д. Мансурова. В бою 15 апреля у реки Быковки пугачёвцы потерпели тяжелое поражение (среди сотни казаков, павших в бою, был и атаман Дехтярев). После этого поражения Овчинников собрал разрозненные казачьи отряды и глухими степями вышел к Пугачёву у Магнитной крепости. Последовал то ли поход, то ли бегство по Уралу, Прикамью и Поволжью, Башкирии, взятие Казани, Саратова, Камышина. Преследуемые войсками Михельсона, казаки теряли своих атаманов, кого плененными — как Чику-Зарубина под Уфой, кого убитыми. Войско то превращалось в горстку казаков, то снова наполнялось десятками тысяч мужиков.

После того, как озабоченная длительностью бунта Екатерина Великая направила войска с турецких границ во главе с Суворовым, и тяжёлые поражения посыпались одно за другим, верхушка казаков решила получить прощение путём сдачи Пугачёва. Между степными речками Узенями они связали и выдали Пугачёва правительственным войскам. Суворов лично допрашивал самозванца, а после возглавил конвоирование посаженного в клетку «царя» в Москву. Основные сподвижники из числа яицких казаков — Чика-Зарубин, Перфильев, Шигаев были приговорены к казни вместе с Пугачёвым. После подавления восстания, в 1775 году Екатерина II издала указ о том, что в целях полного предания забвению случившейся смуты Яицкое войско переименовывается в Уральское казачье войско, Яицкий городок в Уральск, и войско утратило остатки былой автономии.

Уральское казачье войско
Главой уральского казачества были поставлены наказной атаман и войсковое управление. С 1782 года оно управлялось то астраханским, то оренбургским генерал-губернатором. В 1868 году было введено новое «Временное положение», по которому Уральское казачье войско было подчинено генерал-губернатору (он же наказный атаман) вновь образованной Уральской области. Территория Уральского казачьего войска составляла 7,06 млн га и делилась на 3 отдела (Уральский, Лбищенский и Гурьевский) с населением 290 тысяч человек (на 1916 год), в том числе казачьего — 166,4 тысяч человек в 480 населённых пунктах, объединённых в 30 станиц. В 1737 году яицкие казаки, двигаясь вверх по р. Яику основали Илецкий городок. Илецкие казаки были остатками Волгских казаков-старообрядцев, переселенных из под Самары на речку Илек в 1735 г.; четыре станицы Илецких казаков принадлежали к первому полковому отделу Уральского казачьего Войска, но при этом уральские старожилы не считали их вполне своими, по той причине, что они переселены в бассейн Урала по распоряжению русской власти; илецкие станицы не принимались в войсковую общину и не получили права участвовать в общественном рыболовстве Нижнего Урала.

Войско имело удлинённый срок службы (с 19 лет до 41 года). В мирное время выставляло 3 конных полка (16 сотен), сотню в Лейб-гвардии Сводно-казачий полк и 2 команды (всего 2973 человек). Среди других казачьих частей Российской империи уральцы выделялись внешним видом — большинство из них не брило бород, хотя количество староверов в войске в течение XIX века уменьшалось.

Войсковые части
1-й Уральский казачий полк. 1891.9.7. Юб. знамя образца 1883. При обычной казачьей форме полк носил мундиры и чекмени—тёмно-синие, клапана шинелей, лампасы. верх папахи, погоны, околыши фуражек и выпушка—малиновые; Полотнище темно-синее, кайма малиновая, шитье серебряное. Навершие образца 1883 высеребренное. Древко чёрное. «1591-1891». Икона неизвестна. Александр. юб. ленты «1891 года». Состояние хорошее. Судьба неизвестна.
2-й Уральский казачий полк. 1891.9.7. Юб. знамя образца 1883. Полотнище темно-синее, кайма малиновая, шитье серебряное. Навершие образца 1883 высеребренное. Древко чёрное. «1591-1891». Икона неизвестна. Александр. юб. ленты «1891 года». Состояние хорошее. Судьба неизвестна.
3-й Уральский казачий полк. 1891.9.7. Юб. знамя образца 1883. Полотнище темно-синее, кайма малиновая, шитье серебряное. Навершие образца 1883 высеребренное. Древко чёрное. «1591-1891». Икона неизвестна. Александр. юб. ленты «1891 года». Состояние хорошее. Судьба неизвестна.
4-й Уральский казачий полк. 1891.9.7. Юб. знамя образца 1883. Полотнище темно-синее, кайма малиновая, шитье серебряное. Навершие образца 1883 высеребренное. Древко чёрное. «1591-1891». Икона неизвестна. Александр. юб. ленты «1891 года». Состояние хорошее. Судьба неизвестна.
5-й Уральский казачий полк. 1891.9.7. Юб. знамя образца 1883. Полотнище темно-синее, кайма малиновая, шитье серебряное. Навершие образца 1883 высеребренное. Древко чёрное. «1591-1891». Икона неизвестна. Александр. юб. ленты «1891 года». Состояние хорошее. Судьба неизвестна.
6-й Уральский казачий полк. 1891.9.7. Юб. знамя образца 1883. Полотнище темно-синее, кайма малиновая, шитье серебряное. Навершие образца 1883 высеребренное. Древко чёрное. «1591-1891». Икона неизвестна. Александр. юб. ленты «1891 года». Состояние хорошее. Судьба неизвестна.
7-й Уральский казачий полк. 1891.9.7. Юб. знамя образца 1883. Полотнище темно-синее, кайма малиновая, шитье серебряное. Навершие образца 1883 высеребренное. Древко чёрное. «1591-1891». Икона неизвестна. Александр. юб. ленты «1891 года». Состояние хорошее. Судьба неизвестна.
8-й Уральский казачий полк. 1891.9.7. Юб. знамя образца 1883. Полотнище темно-синее, кайма малиновая, шитье серебряное. Навершие образца 1883 высеребренное. Древко чёрное. «1591-1891». Икона неизвестна. Александр. юб. ленты «1891 года». Состояние хорошее. Судьба неизвестна.
9-й Уральский казачий полк. 1891.9.7. Юб. знамя образца 1883. Полотнище темно-синее, кайма малиновая, шитье серебряное. Навершие образца 1883 высеребренное. Древко чёрное. «1591-1891». Икона неизвестна. Александр. юб. ленты «1891 года». Состояние хорошее. Судьба неизвестна.
10-й Уральский казачий полк знамени не имел.

Туркестанские походы
Уральское казачье войско участвовало почти во всех войнах, которые вела Россия. В 1798 году два полка участвовали в Итальянском и Швейцарском походах А. В. Суворова. В Отечественную войну Уральские 3-й и 4-й казачьи полки — в составе Дунайской армии адмирала Чичагова, в зарубежных походах — в корпусах генералов Ф. К. Корфа и Д. С. Дохтурова. Казаки участвовали в русско-турецкой войне 1828—1829 годов и подавлении Польского восстания 1830 года. Во время Крымской войны из Уральского казачьего войска были откомандированы два полка.

Будучи своеобразной пограничной стражей, казаки регулировали кочевые перемещения казахских родов через Урал и обратно, принимали на себя попытки казахов отбить захваченные у них земли, участвовали в подавлении периодически поднимавшихся восстаний. Поэтому не случайно, что во время среднеазиатских походов уральские казаки были главной кавалерийской силой, сохранилось множество песен о взятии Ташкента и Коканда, одна из улиц Уральска до сих пор носит имя Чекменной в честь взятия Чимкента (Чекменя в произношении казаков).

Надо сказать, что изначально казаки тревожили ногайские, хивинские, кокандские и бухарские владения набегами и грабежами по своей инициативе, подобно тому, как запорожцы — земли Польши и турецкого султана. Из набегов привозили добычу, коней, в обязательном порядке — «жён хивинских». Походы были как успешными, так и крайне неудачными. Так например упоминаются походы двух яицких атаманов, Нечая и Шамая 5. Первый, набрав вольницу, отправился в Хиву, в надежде на богатую добычу. Счастие ему благоприятствовало. Совершив трудный путь, казаки достигли Хивы. Хан с войском своим находился тогда на войне. Нечай овладел городом без всякого препятствия; но зажился в нём и поздно выступил в обратный поход. Обремененные добычею, казаки были настигнуты возвратившимся ханом и на берегу Сыр-Дарьи разбиты и истреблены. Не более трёх возвратилось на Яик с объявлением о погибели храброго Нечая. Несколько лет после другой атаман, по прозванию Шамай, пустился по его следам. Но он попался в плен степным калмыкам, а казаки его отправились далее, сбились с дороги, на Хиву не попали и пришли к Аральскому морю, на котором принуждены были зимовать. Их постигнул голод. Несчастные бродяги убивали и ели друг друга. Большая часть погибла. Остальные послали наконец от себя к хивинскому хану просить, чтоб он их принял и спас от голодной смерти. Хивинцы приехали за ними, забрали всех и отвели рабами в свой город. Там они и пропали, Шамай же, несколько лет после, привезен был калмыками в яицкое войско, вероятно для размена. С тех пор у казаков охота к дальним походам и грабежам охладела. Они мало-помалу привыкли к жизни семейной и гражданственной и занялись землепашеством.

Впервые в совместный с регулярной армией поход в Хиву яицкие казаки отправились с экспедицией князя Бековича-Черкасского в 1714—1717 годах. Яицкие казаки составляли 1500 человек из четырёхтысячного отряда, отправившегося из Гурьева вдоль восточного берега Каспия к Аму-Дарье. Поход, бывший одной из авантюр Петра I, сложился крайне неудачно. Более четверти из состава отряда погибли из-за болезней, жары и жажды, остальные либо погибли в боях, либо пленены и казнены, в том числе и начальник экспедиции. К яикским берегам смогли вернуться лишь около сорока человек.

После поражения астраханский генерал-губернатор Татищев начал организовывать гарнизоны вдоль хивинской границы. Но казаки смогли убедить царское правительство оставить Яик под своим контролем, взамен обещали за свой счёт обустроить границу. Началось строительство крепостей и форпостов вдоль всего Яика. С этого времени началась пограничная служба яицкого войска, время вольных набегов закончилось.

В следующий поход на Хиву уральцы отправились в 1839 году под командованием оренбургского генерал-губернатора В. А. Перовского. Зимний поход был плохо подготовлен, и хоть и не был столь трагическим, тем не менее в историю вошёл как «несчастный зимний поход». От бескормицы отряд потерял большую часть верблюдов и лошадей, в зимние бураны передвижение становилось невозможным, постоянная тяжёлая работа привела к изнеможению и болезням. На полпути к Хиве от пятитысячного отряда осталось половина, и Перовский принял решение вернуться.


Участники Иканского боя
С середины 1840-х годов началось противостояние с Кокандским ханством, так как приняв казахские жузы под свою власть, Россия фактически вышла к Сыр-Дарье. Под предлогом защиты подопечных казахов, а также предотвращения похищений своих подданных в рабство, началось строительство гарнизонов и крепостей от устья Сыр-Дарьи на восток, и вдоль Или на юго-запад. Под командованием оренбургских генерал-губернаторов Обручева, Перовского уральцы штурмуют кокандские крепости Кумыш-Курган, Чим-курган, Ак-Мечеть, Яна-Курган, после завершения строительства туркестанской пограничной линии участвуют в многочисленных сражениях под командованием Черняева, штурмуют Чимкент и Ташкент, затем уже под командованием фон Кауфмана принимают участие в покорении Бухары и успешном Хивинском походе 1873 года.

Одним из самых известных эпизодов в период покорения Коканда является Иканское дело — трёхдневное сражение сотни казаков под командованием есаула Серова у кишлака Икан недалеко от города Туркестана. Отправленные на разведку проверить сведения о замеченных шайках кокандцев, сотня встретилась с армией кокандского хана, направлявшегося для взятия Туркестана. Два дня уральцы держали круговую оборону, используя в качестве защиты тела убитых лошадей, а затем не дождавшись подкрепления, выстроившись в каре, пробивались через кокандскую армию, пока не соединились с направленным на выручку отрядом. Всего казаки потеряли в бою более половины людей убитыми, почти все оставшиеся в живых были тяжело ранены. Все они были награждены солдатскими Георгиями, а Серов — орденом Св. Георгия 4-го класса.

Впрочем активное участие в туркестанских походах не спасало уральцев от царских репрессий. И наказной атаман Верёвкин с тем же рвением, с каким он брал в 1873 году с уральцами Хиву, в 1874 году порол и высылал казаков-староверов на Аму-Дарью, чьи убеждения не принимали написанные им положения о воинской повинности.

Завершали эпоху среднеазиатских завоеваний походы в Хиву в 1879—1881 годах.

Первая мировая война
Во время Первой мировой войны войско выставило 9 конных полков (50 сотен), артиллерийскую батарею, гвардейскую сотню, 9 особых и запасных сотен, 2 команды (всего на 1917 год свыше 13 тысяч человек). За доблесть и отвагу 5378 уральских казаков и офицеров были награждены Георгиевскими крестами и медалями.

После Октябрьской революции 1917 уральских казаков постигла та же трагедия, что и большинство казачьих войск России. Заняв поначалу нейтральную позицию как к новоявленным властителям России (большевикам), так и к их противникам, казаки лишь стремились сохранить свои внутренние порядки, не допуская власти Советов над ними. Активно же противодействовать казаки, особенно фронтовики, не хотели, и поначалу и не пытались, во главе первых разрозненных мятежей стояли старики, радевшие за Веру и старину.

Гражданская война
Но чем далее проявляли себя новые власти, тем ожесточённее становилось и сопротивление, Гражданская война понеслась по уральским землям. В марте 1918 года казаки разогнали у себя в области большевистские ревкомы и уничтожили посланные на подавление восстания карательные войска. В 1919 году в низовьях Урала войско выбрало себе атамана. Им стал казак Гурьевской станицы г. Гурьева генерал-лейтенант В. С. Толстов. Во главе с новым атаманом В. С. Толстовым казаки составили костяк Уральской армии, входившей в состав войск под командованием Колчака. Эпизоды тех событий можно найти в легендарном советском фильме «Чапаев» и в одноимённой книге Д. А. Фурманова. Разгром штаба 25-й стрелковой (будущей Чапаевской) дивизии в станице Лбищенской был последним успешным боем войска. Дальше последовали поражения за поражениями, остатки войска скатывались все ниже и ниже по Уралу к Каспию. После взятия красными Гурьева в январе 1920 года, остатки Уральской армии во главе с Толстовым совершили тяжелейший переход в Форт-Александровский, чтобы оттуда на судах переправиться на кавказский берег к Деникину. Зимний поход в ледяной пустыне привел к тому, что из 15-тысячного отряда к Форту-Александровскому вышли лишь 2 тысячи обмороженных и голодных казаков. К этому времени поход утратил какую-либо цель, так как и на юге России белое движение потерпело поражение. Отряд в 214 человек (несколько генералов, офицеры, казаки, гражданские лица (члены семей), во главе с атаманом В. С. Толстовым ушли 4 апреля 1920 года в эмиграцию в Персию, а Уральская армия прекратила своё существование, а Уральское казачье войско было ликвидировано Поход из форта Александровского в Персию был подробно описан в книге В. С. Толстова «От красных лап в неизвестную даль» (Поход уральцев), впервые изданную в 1921 году в г. Константинополе. Книга переиздана в 2007 году в г. Уральске, в серии «Уральская библиотека» издательством «Оптима»[12].

В 1930-х годах многие из оставшихся на родине, либо вернувшихся казаков подверглись большевистским репрессиям. В отличие от Донского, Кубанского или Терского войск, части которых Сталин перед самой войной восстановил, Уральское войско восстановлено не было и ушло в историю навсегда.
по материалам сайта ru.wikipedia.org
Купить набор
Погоны обер-офицерские Уральского казачьего войска РИА. Белое металлизированное поле, малиновый просвет, малиновая основа, кант (малиновый). Россия, копия

1 500 руб. * 1 шт
1 800 руб.

Купить

Погоны обер-офицерские Уральского казачьего войска РИА. Белое металлизированное поле, малиновый просвет, малиновая основа, кант (малиновый). Россия, копия

Артикул: 107128
1 500 руб. | 33,3 USD | 30 EUR