Серебряная настольная сигарная коробка - подарок немецких военных летчиков советскому коллеге из Липецкой авиашколы, 1928 год. СССР / Германия

Артикул: 112385
100 000 руб.
Оправленная в серебро 830-й пробы настольная коробка для сигарет и сигар. Крышка украшена тонким, вручную гравированным штихелем изображением советской авиационной эмблемы в виде крылатого пропеллера с перекрещенными мечами и датой: 1928 год. На трех боковых сторонах помещены гравированные памятные автографы немецких летчиков, проходивших обучение в Липецкой авиационной школе. Коробка была подарена ими своему коллеге - советскому военному летчику.

Отличное состояние, красивый интерьерный предмет с богатой историей.

Размер 15,5 х 12,5 х 5 см.

О существовании немецкого авиационного центра в Липецке стало известно лишь после распада Советского Союза, когда немного приоткрылись секретные архивы. Советская власть не спешила сообщать своему народу, что своего главного врага Второй мировой войны готовила своими руками. Да и сегодня всякое сотрудничество с немцами той поры многие пытаются оправдать. Мол, и нам было выгодно, и сколько той помощи было, и вообще вопрос выеденного яйца не стоит. Поэтому  серьезные исследования не проводились, а время от времени появляющиеся материалы журналистов-одиночек или любителей истории оставались незамеченными, в силу малотиражности изданий в которых они печатались. В связи с этим, попытаемся пролить немного света на это темное пятно в истории войны.
История Липецкого авиацентра началась в годы Первой мировой войны. Небольшой провинциальный город в 132 км от Воронежа и в 450 км от Москвы, как нельзя лучше подходил для сохранения военной тайны и создания авиационного центра почти в центре страны. В 1916 году здесь появились первые мастерские по сбору французских самолётов типа «Люран». В октябре 1918 года, по приказу Главвоздухфлота, в Липецке начала формироваться эскадра тяжёлых бомбардировщиков «Илья Муромец». Они в сопровождении  лёгких аэропланов «Лебедь» активно участвовали в боевых действиях в период Гражданской войны. В марте 1923 года началось формирование Липецкой авиационной школы, которая предназначалась для обучения будущих советских лётчиков, но в 1924 году, работы прекратились. А в городе появился военный секретный объект.
Поскольку научно-исследовательская деятельность в области самолётостроения и исследования материалов военной авиатехники на территории Германии Версальским договором была запрещена, немецкие военные искали возможность проведения этой работы за пределами своей территории. В этом как нельзя, кстати, подходили положения Рапалльского договора, заключенного 16 апреля 1922 года, где оговаривался принцип наибольшего благоприятствования при осуществлении взаимных торговых и хозяйственных отношений Германии и СССР. Германия, получив разрешение СССР на организацию объектов для испытания военной техники и обучения военных кадров, обещала, в свою очередь, содействовать экспорту немецкого технического опыта для развития оборонной промышленности Советов. Открытие немецкой авиационной школы планировалось с 1924 года, однако документы о создании школы в Москве подписали лишь 15 апреля 1925 года. В связи с тем, что в Липецке под руководством немецких инструкторов должны были проходить подготовку не только немецкие, но и советские летчики и авиамеханики, условия соглашения были весьма благоприятны для германской стороны. За пользование аэродромом и заводским помещением деньги не брались, немцы оплачивали только обслуживание, горючее и строительные работы. Ежегодно на содержание школы выделялось около 2 млн. немецких марок. Начальником Липецкой авиашколы назначили майора Вальтера Штара, в годы Первой мировой войны командовавшего отрядом истребителей на германско-французском фронте.
Создание школы началось со строительства складов, ангаров, зданий для немецкого персонала и ряда других помещений. Этими работами занималась строительная контора, которой руководил бывший немецкий летчик-ас Эрнст Борман. Были сооружены две казармы, жилой дом, несколько производственных помещений, телефонная станция. В июне 1925 года из германского порта Штеттин в Ленинград отправился пароход с упакованными в ящики с 50-ю истребителями «Фоккер D-XIII» для Липецкой авиашколы, которые купили в Голландии якобы для Аргентины. Тогда же из Германии в СССР направились первые летчики-инструкторы и летчики-курсанты. Самолеты и другое оборудование перевозились как коммерческие грузы через специально созданное акционерное общество «Метахим», а немецкие летчики направлялись в СССР под видом сотрудников частных фирм или туристов, в гражданской одежде, с паспортами на вымышленное имя. В Липецке они ходили в гражданской одежде или носили советскую форму без знаков различия. Немецкое авиационное подразделение в советских документах фигурировало под названием «4-й авиационный отряд 38-йавиаэскадрильи ВВС РККА», а немецкий персонал был зашифрован словом «друзья».
Первоначально школа состояла из штабной группы и отдела подготовки летчиков-истребителей под руководством Карла Шёнебека, также известного летчика Первой мировой войны. Тренировки начались 15 июля 1925 года. Курс обучения летчика-истребителя был рассчитан на четыре недели интенсивных полетов, численность одной учебной группы составляла 6–7 человек. Летчики-инструкторы подбирались из числа наиболее опытных немецких пилотов времен Первой мировой войны. В качестве обучаемых сначала были бывшие военные летчики, проходившие переподготовку, затем стали приезжать новобранцы, прошедшие в Германии только начальный курс обучения на легких самолетах.
Число летчиков и обслуживающего персонала в школе неуклонно росло. В 1925 году постоянный состав учебного центра насчитывал семь немцев и около двадцати русских, а через несколько лет он вырос примерно до двухсот человек. К 1932 году численность авиашколы достигла максимума — 303 человек, в том числе немцев — 43, советских военных летчиков — 26, советских рабочих, техников и служащих – 234 человека.
Немецкие летчики жили в Липецке в специально построенных для них казармах. Как правило, каждый имел свою комнату. Семейные офицеры снимали квартиры в городе. Позднее для них недалеко от аэродрома возвели трехэтажный жилой дом с коммунальными квартирами. Чтобы скрасить часы досуга, построили казино — уютный деревянный домик с садом, в советском понимании что-то типа клуба-ресторана. Правда, на первых порах не обошлось без осложнений: при досмотре у прибывших в авиашколу в начале 1927 года немцев было конфисковано пятьдесят колод карт и двадцать комплектов игральных костей — такие предметы ввозить в СССР было нельзя.
По мере расширения школы усложнялась и программа обучения. Кроме тренировочных полетов летчики упражнялись в стрельбе из пулеметов по конусам-мишеням, буксируемым за самолетом, проводились учебные бои истребителей, ночные полеты. На полигоне, выделенном немцам на северо-западе от города, отрабатывалась техника бомбометания (в том числе — с пикирования) по деревянным макетам, стрельба по наземным мишеням, проходили испытания новые типы прицелов. В 1932 году немецкие летчики провели бомбометание зажигательными бомбами по стоящей на воде старой барже. Для полетов в зимнее время немецкие самолеты ставились на лыжи, как это было принято и в русской авиации.
По свидетельству немецкого генерала Xанса Шпайделя, к 1933 году благодаря Липецку, было подготовлено около 270 немецких летчиков различной квалификации. Точное число советских авиационных специалистов, прошедших обучение под руководством немецких инструкторов, установить не удается, однако можно предположить, что их было незначительно меньше, чем немцев. Известно, например, что в 1925–1929 годах подготовку в Липецкой авиашколе прошли 140 советских летчиков и 45 авиамехаников. Правда, курс летного обучения был весьма непродолжительный, всего 8,5 летных часов — немцы предпочитали тренировать русских пилотов не по стандартной часовой программе, а по их летным способностям. Из-за засекреченности советских документов по этой теме в ней до сих пор много «белых пятен», на месте которых возникают легенды. Например, почти ничего неизвестно об учившихся в той же школе советских лётчиках, которые наверняка могли встретиться со своими недавними немецкими однокашниками в небе над революционной Испанией, а затем и на полях сражений Великой Отечественной войны.  Известно, что Валерий Чкалов неоднократно бывал в школе, и также учил немецких инструкторов в воздушных боях, хотя и не числился среди преподавателей.
Подготовка военных летчиков была только одним из направлений деятельности рейхсвера в Липецке. В конце 1920-х годов при авиашколе начал работу центр по испытанию немецких самолетов, нелегально построенных в Германии по заданиям Военного министерства. С 1930 года это направление стало доминирующим, и авиашкола была переименована в опытную станцию по испытаниям. Численность группы летных испытаний в среднем составляла 30-100 человек. В летнее время, в период интенсивных полетов, она увеличивалась. На зиму инженеры и испытатели уезжали в Германию, где занимались обработкой полученных результатов, сокращались и другие летные и вспомогательные подразделения. В 1928–1933 годы там было испытано около 25 типов германских самолетов — истребителей, разведчиков, бомбардировщиков: Хейнкель HD-17 и HD-21,  Юнкерс А-20, А-35, А-48, В-33в, Г-24, К-43 и Ф-13, Арадо А-64, А-65, Дорнье Do-10, Do-11 и другие. Некоторые из этих самолетов остались экспериментальными, другие поступили позднее на вооружение германской авиации.
Кроме самолетов, на испытательной станции в Липецке проводилось изучение бомбардировочных прицелов, фотоаппаратуры для аэросъемки, авиационного стрелкового оружия, различных авиабомб, бортового радиооборудования, навигационных систем. Чтобы детальнее познакомиться немецкими новинками, в Липецк направляли технических специалистов из Москвы. В 1931 году их было восемь человек. Командир советской авиагруппы в Липецке А. М. Томсон сообщал: «Товарищи работают с большим подъемом… «Друзья» пытаются иногда кое-что скрыть или дать «парадные» разъяснения, что нас не удовлетворяет. Есть моменты, где они ссылаются на патенты завода и любезно отказывают в даче снимков или чертежей, иногда предупреждая нас, что эти вещи уже нашими учреждениями куплены и скоро будут в России, и здесь уже самим приходится изощряться разными способами, что, конечно, тормозит работу».
В липецких мастерских самолеты также оборудовались приспособлениями для распыления в полете отравляющих веществ. Было произведено около 40 полетов, сопровождающихся выливанием жидкости с различных высот. Для опытов применялась жидкость, обладающая физическими свойствами, аналогичными иприту. Опыты доказали полную возможность широкого применения авиацией отравляющих веществ. По утверждению советских специалистов, на основании этих опытов можно считать установленным, что применение иприта авиацией против живых целей, для заражения местности и населенных пунктов технически вполне возможно и имеет большую ценность.
Накануне прихода к власти Гитлера, немецкое участие в проекте стало заметно сокращаться. Уже на переговорах в ноябре 1931 года немецкая сторона уклонилась от обсуждения возможности превращения авиашколы в Липецке в крупный совместный научно-исследовательский центр, мотивируя дороговизной проекта. Однако истинная причина состояла в другом. Пользуясь беспечностью Запада, с начала 1930-х годов Германия все более активно развивала вооруженные силы внутри страны и, в результате, уже не было большой необходимости в содержании объектов Рейхсвера за рубежом. В летных школах Германии к этому времени готовилось от 300 до 500 летчиков ежегодно — больше, чем за все время существования «русской» авиашколы в Липецке. Испытание военной авиатехники все более открыто осуществлялось внутри страны. 15 сентября 1933 года липецкий проект был закрыт, постройки, возведённые германскими специалистами, и значительная часть оборудования были переданы советской стороне. Сразу же после отъезда немцев, на основе немецкой авиашколы была создана Высшая военно-техническая школа ВВС Красной Армии, позднее преобразованная в летный центр по испытаниям боевых самолетов.
Существование липецкой авиационной школы в определенной степени было полезно обеим сторонам, особенно в начальный период её деятельности. Германия смогла подготовить там более двухсот военных летчиков, некоторые из которых заняли потом важные посты в Люфтваффе. Ecли  посмотреть по званиям, которых достигли выпускники школы, то среди них мы обнаружим как минимум 45 высших офицеров Люфтваффе от генерал-майора до генерал-фельдмаршала. Так, бывший помощник начальника липецкой авиашколы Костнер в 1930-е годы стал начальником трех строевых и одного опытного отряда ВВС, выпускник Липецка Хайнц Ульбрихт работал начальником испытательного авиаотряда в Брауншвейге, а летчик-инструктор Иоганнесон получил пост советника по вопросам авиации в Берлине. Среди выпускников школы — будущие асы и высокопоставленные офицеры времен Второй мировой войны Ганс Ешонек, Ганс Шпайдель,  Курт Штудент, шеф-пилот фирмы «Хейнкель» Герхардт Ничке.
По материалам https:wwii.space

Серебряная настольная сигарная коробка - подарок немецких военных летчиков советскому коллеге из Липецкой авиашколы, 1928 год. СССР / Германия

Артикул: 112385
100 000 руб.